Интервью - Интервью с Дэвидом Култхардом

В ежегодных шоу Autosport International в Бирмингеме всегда участвует немало звезд мировой величины. В четверг, в день открытия выставки, у журналистов и публики была возможность пообщаться с Дэвидом Култхардом, экс-гонщиком Red Bull Racing, который продолжает работать в команде в качестве консультанта и осваивает новую для себя профессию телекомментатора.

Прежде всего, прессу интересовало отношение Дэвида к новому рейтингу гонщиков, разработанному совместно компанией Castrol и британским журналом Autosport...

Дэвид Култхард

Вопрос: Сегодня впервые был представлен рейтинг Castrol: расскажите немного об этом проекте, поскольку вы участвуете в его продвижении...
Дэвид Култхард: Я люблю автоспорт, и отдал ему много лет, но меня всегда интересовало, а кого можно считать самыми лучшими гонщиками? Принято думать, что Формула-1 – вершина автоспорта, её лучше всего освещает телевидение, и логично, что к ней приковано общее внимание. А как насчет ралли? Или гонок спорткаров? А, может, в австралийской Формуле-3 выступает какой-то талантливый парень, хотя я до вчерашнего дня вообще не знал, что в Австралии есть такой чемпионат...
Думаю, эта инициатива Castrol даёт нам возможность оценить более 2000 гонщиков и получить определенный рейтинг. И мне интересно, как он будет меняться по ходу предстоящего сезона.

Вопрос: Когда вы ещё были подростком и жили в Шотландии, интересовали ли вас другие категории, кроме Формулы-1?
Дэвид Култхард: Да, я читал автоспортивные журналы от корки до корки, интересовался всем подряд, и просто мечтал сесть за руль гоночной машины – неважно, с открытыми колесами, или какой-то другой.
В итоге дошел до Формулы 1 и выступал в ней 15 лет. Сегодня я уже не участвую в гонках, но остаюсь поклонником автоспорта...

Вопрос: Скучаете ли вы по гонкам?
Дэвид Култхард: Да, я выступал 20 лет, начиная с картинга, заканчивая Формулой-1. И расстался со спортом вовсе не потому, что он мне наскучил, и я захотел заняться другим, более интересным делом. Просто осознал, что моя карьера в Формуле-1 подошла к концу, однако уже прикидываю, где бы я мог выступать в будущем.
Сейчас у меня хватает дел: растет 14-месячный сын, в прошлом году я начал сотрудничать с  BBC, и веду свою колонку в журнале Autosport. Но в будущем, может быть, вновь выйду на старт в какой-нибудь гоночной серии.

Вопрос: Что вам больше нравится? Кузовные серии, гонки спорткаров или ралли?
Дэвид Култхард: Вообще-то, мне всё нравится. В прошлом году во время Гонки Чемпионов в Пекине у меня была возможность покататься на раллийном Ford WRC. Когда ты сидишь за рулём столь сложной техники, испытываешь фантастические ощущения! Разумеется, этот автомобиль очень отличается от машины Формулы-1, но ведь я гонщик, и мне только 38 лет. Я не такой уж старый, поэтому, может быть, когда-нибудь вновь вернусь на трассу.

Вопрос: Если говорить о ралли, давайте вспомним вашего бывшего напарника, Кими Райкконена. Он переходит в WRC: насколько сложно ему придётся?
Дэвид Култхард: (смеясь) Хорошо ещё, что он не штурман, которому приходится диктовать дорожную легенду, ведь Кими – молчаливый парень. Будь он штурманом, то сначала сказал бы «старт!», а потом «финиш!»
А вообще это признак определённых перемен, которые происходят в спорте. Несколько лет назад гонщики стремились выступать в какой-то конкретной категории, и проводили в ней всю карьеру. Но посмотрите, например, на Хуана Пабло Монтойю, который перешел в NASCAR, на Кими, который переходит в ралли... А раллист Себастьен Лёб тестировал машину Формулы-1.
Если гонщик талантлив, он проявит себя везде, за рулем любой машины, и теперь это признали все... Я уже говорил, мне всегда интересно, кого же можно считать лучшими? Чувствую, что потенциально лучшие гонщики – это раллисты, поскольку им приходится ездить в сложнейших, постоянно меняющихся условиях. Однако у меня нет раллийного опыта, и не знаю, они выкладываются на гонках только на 99%, или на все 100, как я всегда делал за рулём машины Формулы-? В Ф1 можно выкладываться на 100%, потому что ты знаешь трассу. Но в ралли, возможно, самые искусные гонщики могут пройти всю дистанцию, работая на 99%.
В любом случае, надеюсь, новый рейтинг Castrol поможет лучше разобраться, кто лучший, а кто – нет.

Вопрос: Михаэль Шумахер возвращается. Вы удивлены?
Дэвид Култхард: Удивлён. Три года он не садился за руль машины Формулы-1. Занимался мотоциклами и многими другими вещами, но вернуться в гонки в 41 год и подписать трёхлетний контракт – это поистине удивительное событие для всего автоспорта. Михаэль – великий чемпион, выиграл семь титулов, но он из прошлого поколения. Теперь он возвращается и собирается соревноваться с 20-летними.
Думаю, таким ребятам, как Льюис Хэмилтон, у которых не было шанса померяться силами с Михаэлем, это очень интересно. Мало что может сравниться с моментами, когда ты борешься в повороте с Шумахером, который стал символом целой эпохи в истории автоспорта. Поэтому мне интересно, будет ли он столь же агрессивен и быстр, как раньше.

Вопрос: Полагаете, его ждёт неприятный сюрприз, когда он попытается угнаться за Льюисом, Дженсоном, Фернандо? Он может испытать шок?
Дэвид Култхард: Знаете, Михаэль – фантастический чемпион. Он выиграл 90 с лишним Гран При и семь титулов. Буду удивлён, если он испытает такого рода шок. Скорее, будет по-другому. Думаю, это молодых гонщиков ждет сюрприз, когда они увидят, сколь жёстким может быть Михаэль, идущий к своей цели. Вот это интереснее всего: не ослабла ли его знаменитая хватка?..

Вопрос: Он уже вошёл в прежнюю физическую форму?
Дэвид Култхард: Я никогда не следил ни за весом Михаэля, ни за тем, как он выглядит, и видел его только на трассе. Понятно, что никому из нас не удаётся обмануть время, и в 41 год он физически не может быть столь же крепким и подтянутым, как в 20-летнем возрасте. Но вопрос в том, какие качества, прежде всего, необходимы, чтобы стать выдающимся гонщиком Формулы-1? Это физическая форма? Или интуитивная способность вести машину на пределе? Нам всем представляется отличная возможность пронаблюдать за этим экспериментом и понять, насколько Михаэль хорош.

Вопрос: Он – один из двух гонщиков чемпионата, кто выступал в те времена, когда в Формуле-1 не было дозаправок. Даст ли это ему какое-то преимущество?
Дэвид Култхард: У него огромный опыт езды на тяжелых машинах. Можно вспомнить те времена, когда Михаэль выступал в гонках спорткаров за команду Mercedes: именно тогда он и сложился как гонщик, ещё до дебюта в Формуле-1 в составе Jordan. Думаю, что это обеспечит ему определённое преимущество, однако настоящие профессионалы быстро адаптируются к новым условиям, так что преимущество не продлится долго.

Вопрос: Себястьян Феттель в рейтинге Castrol занял высокое 2-е место. Интересно, что Red Bull – единственная команда, полностью сохранившая состав, и это настоящий пример стабильности и преемственности. Ваши коллеги должны неплохо выступить, верно?
Дэвид Култхард: Думаю, да. Разумеется, у Red Bull отличные руководители, отличная бригада конструкторов, и отличные гонщики. Если перечислить качества, которые необходимы команде для победы, то всё это у Red Bull Racing есть.
Решение о выборе моторов было принято очень поздно, и машина пропустит первые тесты, но будет готова ко вторым. Тем не менее, в конце прошлого сезона RB5 была самой быстрой машиной Формулы-1, а технический регламент в 2010-м году меняется незначительно.
Основное изменение – отмена дозаправок, но в плане аэродинамики, и во многих других областях все осталось по-прежнему, так что команда вполне уверена в своих силах.

Вопрос: Вероятно, Эдриан Ньюи начал строить новую машину, ориентируясь на двигатель Mercedes, но переговоры не увенчались успехом. Ему пришлось начинать всё с начала?
Дэвид Култхард: Думаю, в Формуле-1 сегодня применяется немало стандартных частей, и двигатели во многом идентичны по геометрическим параметрам, а модернизация их запрещена. Поэтому переделки не столь значительны, как это было в прошлом.
Разумеется, все размеры двигателя Renault команде известны, и, если какие-то переделки и потребовались, то на это нужно не так уж много времени. Проблемы бы возникла, если бы команда уже приступила к производству машины – вот тогда многое пришлось бы менять.
Но было принято стратегическое решение подольше поработать в аэродинамической трубе и за кульманом, прежде чем взяться за постройку первой версии машины, которая выйдет на старт в Бахрейне. В феврале увидим, кто хорошо провёл тесты, а кто – не очень...

Вопрос: Но тестовых дней так мало – не рискует ли Red Bull Racing, их пропуская?
Дэвид Култхард: Нет, ведь медленную машину можно тестировать хоть целый год, но быстрее она от этого не станет. Не это главное: вспомним, в 1988-м McLaren приняла участие лишь в заключительных тестах перед первым Гран При. Команда поехала в Имолу, испытала машину, а затем отправилась в Бразилию и выиграла. В том году McLaren одержала 15 побед в 16 гонках. Поэтому, если у вас всё в порядке с техникой, то на тестах вы лишь занимаетесь повышением её надёжности. Будем надеяться, что в Red Bull Racing разработали хорошую машину.

Вопрос: Фернандо Алонсо перешёл в Ferrari, и, теоретически, сейчас у Скудерии фантастический состав...
Дэвид Култхард: Именно поэтому я говорю, что нас ждет интереснейший сезон, один из лучших за многие годы, ведь сейчас в Формуле-1 выступают пилоты, выигравшие столько титулов... Тем более, за руль возвращается самый успешный гонщик в истории спорта, чтобы проверить, чего он может добиться в борьбе с молодым поколением.

Вопрос: Как вы считаете, какой эффект дадут изменения регламента в 2010-м году?
Дэвид Култхард: Лично я бы предпочел участвовать в гонках без дозаправок. Мне всегда казалось, что это настоящее испытание для гонщика: во время Гран При, который длится полтора часа, или 1 час 45 минут, адаптироваться к меняющемуся поведению машины и принимать стратегические решения. Уже многие годы мы этого не видим, и тактику во многом выбирает компьютер: аналитики дают пилоту приказ немедленно ехать в боксы, иначе он потеряет полсекунды.
В этом сезоне гонщику придется самому принимать решения: хватит ли мне этого комплекта шин до финиша? Или лучше заехать на смену резины? Роль гонщика в общем процессе вырастает, и, по-моему, это здорово.
В начале гонки все поедут на четыре-пять секунд медленнее, чем в конце, когда бензин будет на исходе. 150 кг топлива – это очень много для современных машин, и разница будет очень заметной.

Вопрос: У вас неплохо получается комментировать Формулу-1 на телеканале BBC: это труднее, чем выступать в гонках самому?
Дэвид Култхард: Труднее, но я сейчас по-другому смотрю на эту работу. Раньше, когда я был гонщиком, я лишь отвечал на вопросы, мог говорить столько, сколько хотел, и всё, что хотел, нести полную околесицу, и это ни на что не влияло.
А теперь я работаю на BBC, это прямой эфир, и ругаться уже нельзя. Это абсолютное новое для меня испытание: раньше я как-то не задумывался, что по ходу прямого эфира ты всё должен делать одновременно. Например, рассказываешь о возвращении Шумахера, а в это время у тебя в наушнике звучит голос режиссера: «пять, четыре, три, два, один» – идет обратный отсчёт, тема разговора меняется, и начинается что-то другое.
Это настоящее искусство, и по ходу сезона мне эта работа начинала всё больше нравиться. Сначала я был совсем неопытным, но в этом году меня пригласили опять, – значит, я более-менее справлялся...

Источник: F1News